На Гражданском форуме обсудили образ будущего Открытого правительства

За последние 5 лет возможности граждан для взаимодействия с государством значительно расширились, однако министерства и ведомства пока далеко не всегда готовы учитывать мнение граждан, а деятельность власти ещё не до конца понятна и прозрачна. Открытое правительство в будущем должно преобразоваться в «открытое государство», в котором обществу будут подотчётны госструктуры и чиновники всех уровней. Развитие инструментов открытости госуправления обсуждали 25 ноября участники Общероссийского гражданского форума на сессии «Открытое правительство будущего».

«По словам министра РФ по вопросам Открытого правительства Михаила Абызова, вопрос номер один, который сейчас волнует всю команду, работающую над повышением открытости госуправления, — это культура государственных гражданских служащих, чиновников.

«Только культура может создать долгосрочные и успешные институты. Без политической воли культуру не изменишь. Когда мы проанализировали положения о наших министерствах и ведомствах, мы не нашли там ни одного слова про взаимодействие с обществом. Культура должна быть в конституциях, в правилах, документах», — подчеркнул Михаил Абызов.

Государство, по словам министра, не станет открытым и без использования новых технологий. Уже сейчас цифровые технологии являются драйвером на местном, региональном уровне. В качестве примера Михаил Абызов привёл опыт Москвы, где взаимодействие власти и общества посредством электронных сервисов вошло в повестку дня работы чиновников.

«Если в головах у чиновников нет мысли о том, что власть — это сервисная служба, то построить культурное взаимодействие с жителями невозможно. В Москве 27 тысяч государственных служащих соприкасаются с жителями тем или иным образом, решая их проблемы. Вбить это в голову каждому невозможно. Значит, надо локализовать те места, которые являются центрами взаимодействия москвичей с городом, и именно там создавать модель клиентоориентированности. Именно таким образом была построена система МФЦ в городе», — рассказал заместитель руководителя аппарата мэра и правительства Москвы Евгений Козлов.

Открытая власть работает, когда это становится пунктом номер один в повестке лидера, полагает Михаил Абызов.

«Лидер, руководитель любого уровня — и государственного, и местного, должен очень много инвестировать в открытость власти своего времени, усилий и политической повестки. Когда меняются форматы управления и приходят новые лидеры, ситуация радикально разворачивается, причём очень быстро», — отметил министр.

Повестка власти при этом, по словам Михаила Абызова, должна быть прагматичной, востребованной и понятной людям: пусть будет 5 вопросов, но востребованных, чем 55 вопросов для галочки.

Позитивным примером взаимодействия власти и общества в решении социально важных проблем является реализация проекта по развитию паллиативной помощи в России. По словам президента фонда помощи хосписам «Вера» Анны Федермессер, ежегодно 1 млн 300 тыс. человек в стране нуждаются в паллиативной помощи, а получают её только 186 тыс. человек. При этом профильные министерства, по её словам, не всегда открыты к сотрудничеству для решения этой проблемы.

«На моей практике есть два работающих инструмента — это Совет по попечительству в социальной сфере при правительстве под руководством Ольги Юрьевны Голодец и Открытое правительство. Это единственные две площадки, которые могут позвать к себе сразу, одномоментно много представителей федеральных органов исполнительной власти и субъектовых органов власти. И там диалог становится значительно более честным и продуктивным. Представители общественных организаций не чувствуют себя больным зверем. Мы ощущаем масштабную поддержку и помощь», — отметила Анна Федермессер.

Эту оценку Михаил Абызов воспринял как аванс: заслуги власти здесь, по его мнению, гораздо скромнее по сравнению с тем, чего удалось добиться общественникам.Повысить ответственность чиновников, по словам министра, должна «корректная, конструктивная и объективная публичность».

«Мы очень чувствительны к общественному мнению, которое становится общественным достоянием. Должна быть объективная общественная оценка качества работы чиновников. Если чиновник хамит, если он говорит "перестаньте болтаться под ногами, у нас 10 000 поручений", и это оставить внутри кабинета, то проблема будет только нарастать», — подчеркнул Михаил Абызов.

Публичность даёт реальную возможность влиять на принятие решений, согласна доцент института общественных наук РАНХиГС Екатерина Шульман.

«В сфере законотворчества только благодаря возможности видеть на достаточно раннем этапе, какие нормотворческие фантазии одолевают тот или иной орган исполнительной власти, посредством единого интернет-ресурса раскрытия документов — только благодаря этому было несколько примеров общественного возмущения, которые останавливали или замедляли ход документа. Но это только первый шаг на пути к той публичности, которая предполагает участие граждан в принятии решений и учёт их мнений и интересов», — отметила политолог.

Одновременно гражданин и его личные данные становится прозрачнее для государства, отметила Екатерина Шульман. Эта информация может быть использована как для повышения качества предоставления услуг и борьбы с преступностью, так для рассылки таргетированной рекламы.

Опасения по поводу превращения человека в объект слежки высказал и журналист, член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Станислав Кучер. Прозрачность, которая наступает, отразится на личной жизни каждого человека. В то же время перед обществом открывается необходимость самосовершенствования, ведь телефон с видеокамерой становится инструментом гражданского контроля. Влияние новых технологий на права и свободы человека — это тема для отдельной дискуссии, считает Михаил Абызов.

Директор центра ГРАНИ Светлана Маковецкая в своём выступлении отметила необходимость разобраться с теми, кто является носителями контрольно-надзорных функций. Во многом они являются ограничителями деятельности гражданского общества, указала она. О проблемах системы госконтроля говорил на пленарной сессии форума и глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. По его словам, в России избыточно регулируются многие сферы деятельности.

«У нас контрольно-надзорная деятельность — 2 млн проверок в год, и только в 1% проверок выявляются реальные риски. Можем ли мы в 2 раза сократить контролирующее воздействие? Мы рассчитали, благодаря Открытому правительству и Михаилу Абызову, как можно соединить отдельные функции, отбросить устаревшие нормы, которые существовали десятилетиями и в новом мире уже не нужны. Сократить в 2 раза можно и нужно. Нужно менять систему власти. Стратегическое планирование при этом необходимо», — сказал Алексей Кудрин.

Открытое правительство участвует в обсуждении «Стратегии-2035», которая подготовлена Центром стратегических разработок, сообщил Михаил Абызов. По его словам, «родовой недостаток всех стратегий, включая стратегию, которая сейчас подготовлена, в том, что из нихне видно технологии создания новых смыслов и достижения новых целей».

Участники дискуссии отметили, что необходимо обеспечивать понятность действий власти и переводить ихна народный язык, а также развивать «гражданскую грамотность».

Открытость и понятность нормативно-правовых документов оставляет желать лучшего, а Минюст остаётся одним из самых закрытых ведомств, отметил директор АНО «Информационная культура» Иван Бегтин. Будущее Открытого правительства, по его мнению, будет зависеть во многом от нового кабинета министров. «Открытое государство» — одна из возможных форм продолженияработы по повышению открытости госуправления, которая велась на протяжении последних 5 лет.

Михаил Абызов признал, что термин «открытое правительство» не совсем корректен.

«Мне не очень нравится термин "открытое правительство", этот термин искусственно сужает фокус тех институтов, которые создаются. Речь идёт об открытом государстве на федеральном, на местном, на региональном уровне, в каждом без исключения министерстве и ведомстве», — сказал министр.

Михаил Абызов сообщил о планах подготовить доклад до завершения сроков полномочий этого правительства, чтобы ёмко оценить тот опыт, который есть, и сформировать те смыслы и рецепты, которые хотелось бы сохранить или запустить. Будет организовано публичное обсуждение этого доклада, чтобы «отнестись не к эмоциям, а к смыслам».

Вне зависимости от того, будет ли открытое правительство или закрытое правительство после формирования нового состава кабмина, — это будет документ, который будет оказывать давление со стороны общества на власть. Это давление всегда должно быть. Не только давление государства на человека, но и давление гражданина на государство. Наша задача — искать этот баланс. Сейчас этот баланс, мне кажется, немного нарушен. И только нашими усилиями его можно изменить», — заключил министр.

Источник: Открытое Правительство


Закрыть